Цифровое детство

Цифровое детство, или Почему «аборигены» учатся по-другому? Моей старшей доченьке 4 года. Нас с ней разделяет не только 20 с лишним лет жизненного опыта, но и тот факт, что она родилась в совсем другое время, уже после того, как произошла цифровая революция изменила этот мир раз и навсегда. Таких как я называют «цифровыми иммигрантами», таких как она — «цифровыми аборигенами». Для нее компьютер, мобильный телефон и интернет, знакомы с пеленок. И хоть она пока не ведет самостоятельной жизни онлайн, однако уже с детства привыкает получать и воспринимать информацию, общаться, учиться и самовыражаться совсем не так, как это когда малой делала я.

Абсолютное большинство детей из этого исследования имеет в распоряжении собственный планшет и/или смартфон, что позволяет принимать цифровые технологии с собой всюду и всегда
Исследователи из США подсчитали, что по состоянию на 2015 год американские дети в возрасте 8-13 лет в среднем проводили с медиа устройствами от 6 до 9 часов ежедневно (не учитывая время на уроки или обучение). При этом, около 40% этого времени тратилось на пассивное восприятие информации (музыка, видео, чтение), а большая доля — на общение, интерактивное потребления информации (игры, поиск) и создания собственного контента (картинок, музыки, видео программ, текстов). Абсолютное большинство детей из этого исследования имеет в распоряжении собственный планшет и/или смартфон, что позволяет принимать цифровые технологии с собой всюду и всегда. И хотя в Украине, предполагаю, эти цифры пока меньше, наши дети и подростки привыкают к «цифровой жизни» уже сейчас. Термины «digital natives» и «digital immigrants» впервые прозвучали в 2001 году, когда американский эксперт по вопросам образования Марк Пренски написал статью об особенностях современных учеников и студентов. Используя метафору «аборигенов» и «иммигрантов», он пытался объяснить, что разница между нашими поколениями — огромная. «Мы как будто говорим на разных языках — «устаревшей дореволюционной» и «современной цифровой», — объяснял он. Уже тогда, 15 лет назад господин Пренски призвал к изменениям в традиционной системе обучения, чтобы адаптировать ее к потребностям и привычек, новых, «цифровых» детей и подростков.

«Цифровые аборигены» хотят учиться вместе с другими, обмениваться опытом, делать совместные проекты (а традиционный подход в основном предлагал индивидуальную работу).
Как отмечает Марк Пренксі, нынешние ученики, «цифровые аборигены», уже не хотят пассивно сидеть и ждать, пока учитель «цифровой иммигрант» медленно, логично и последовательно передавать им свои знания. Они плохо воспринимают сухие лекции, информацию в текстовом виде. Их не мотивируют оценки тот факт, что “этот предмет входит в список обязательных к изучению”. Новому поколению детей и подростков хочется интерактивности и многозадачности (к которой они привыкли в ежедневном общении), быстрого получения информации (и не из одного учебника, а многих медиа источников), они любят наглядные картинки, короткие видео «по сути» (а не длинные тексты). «Цифровые аборигены» хотят учиться вместе с другими, обмениваться опытом, делать совместные проекты (а традиционный подход в основном предлагал индивидуальную работу). Они ценят вещи, которые можно сразу попробовать на практике и значительно хуже воспринимают сухую теорию, оторванную от современной жизни. И с одной стороны, процесс изменений уже пошел. На протяжении последних 15 лет революция в обучении активно обсуждается во всем мире. Самая популярная TED-доклад всех времен — как раз на эту тему. Каждый год издается и переводится (в том числе и на украинском языке) немало книг о современные подходы к образованию. Предлагаются новые форматы книг на замену традиционным учебникам. Проводятся исследования, создаются экспериментальные учебные заведения, реформируются системы образования на уровне государств. Даже в Украине заметны некоторые законодательные сдвиги в правильном направлении.

Многих детей, как и 20 лет назад заставляют «зубрить”» информацию, учиться ради оценки, воспринимать знания в формате, который им банально не подходит.
В то же время, складывается впечатление, что многие из нас, родителей, учителей, преподавателей, не до конца осознают уникальность ситуации, которая сложилась. Не видят, насколько существенным является различие в мировосприятии и потребностях поколений «до» и «после», и, сознательно или бессознательно, тормозит изменения, отдавая предпочтение старому, знакомому из собственного опыта, способа обучения. Многих детей, как и 20 лет назад заставляют «зубрить”» информацию, учиться ради оценки, воспринимать знания в формате, который им банально не подходит.

Хочу я того, или нет, мои дети являются «аборигенами» этого цифрового мира. Какие бы ограничения я не захотела для них придумать, как бы не контролировала их время в Интернете. Социальные сети, игры, глобальная паутина знаний, онлайн курсы, видео-обзоры, блоги — все это, рано или поздно, станет частью их реальности. И сложность для меня, как мамы — не только успевать за тем, что происходит в цифровом мире, но и принимать тот объективный факт, что мои малые “аборигены” во многом отличные (не лучшие, не худшие, а просто другие) от меня.

Революция в обучении — актуальная, как никогда. И, по моему мнению, она должна состояться не только в детсадах, школах и университетах, но и, прежде всего, в головах родителей — «цифровых иммигрантов»…

Добавить комментарий

Рейтинг@Mail.ru