Нужно ли детям изучать эмоции в школе?

Наши неопределенные и скрытые чувства и эмоции могут быть причиной тревоги, агрессии и даже еще худшие последствия. Поэтому и не удивительно, что сегодня некоторые педагоги убеждены в том, что пришло время учить детей эмоциям так же, как и буквам.

Кто учил вас, как определить и управлять своими эмоциями, как распознать их, когда они возникают и как с ними жить? Для многих из вас ответ будет «никто». Ибо путь через эти запутанные дебри вы прокладывали самостоятельно. И хотя навигация нашими внутренними ландшафтами — это совсем не то, чему нас учили в школе, многочисленные исследователи утверждают, что это нужно изменить. Они считают, что эмоциональные навыки имеют в обучении детей не меньшее значение, чем математика, чтение, история и естественные науки.

Почему эмоции имеют значение? Исследование показало, что люди с высоким уровнем эмоционального интеллекта, лучше учатся в школе, имеют лучшие отношения и значительно меньше склонны к нездоровой поведения. Кроме того, поскольку все больше и больше рабочих мест становятся механизированными, так называемые soft skills («софтскілз», англ. soft skills – «мягкие навыки» или «гибкие навыки»), в частности настойчивость, стрессоустойчивость и общительность, рассматриваются как именно то, что может сделать человека незаменимым работником/работницей. И именно поэтому в американских школах сейчас растет внимание к социального и эмоционального обучения (SEL), которое, правда, сосредоточенное преимущественно на межличностных навыках, таких, как сотрудничество и коммуникативность.

Наши эмоции могут дать нам ценную информацию о мире, но нас часто учат и заставляют не слушать их.
Детей часто учат игнорировать или скрывать свои эмоции. Во многих западных обществах эмоции рассматривают как попустительство или отвлечения, считает социолог Калифорнийского университета в Санта-Барбаре Томас Шефф, сторонник эмоционального образования. Наши эмоции могут дать нам ценную информацию о мире, но нас часто учат и заставляют не слушать их. А это, по мнению Шеффа, так же опасно, как и привычка скрывать одни эмоции за другими. В частности, он обнаружил, что мужчины имеют тенденцию скрывать чувство стыда за гневом, агрессией и слишком часто насилием.

Как изучать эмоции? Одной из самых известных школьных программ по изучению эмоций является программа RULER, разработанная в 2005 году Марком Брекеттом, Дэвидом Карузо и Робин Штерн из Йельского центра эмоционального интеллекта. Сегодня эта многолетняя программа используется в более чем 1000 школах в США и за рубежом, в начальных и средних классах. Название RULER является акронимом пяти основных целей программы: Recognizing emotions in себя and others (осознавать свои и чужие эмоции); Understanding the causes and consequences of emotions (понимать причины и последствия эмоций); Labeling emotional experiences with an accurate and diverse vocabulary (обозначать эмоциональные переживания правильной и разнообразной лексикой); Expressing and Regulating emotions in ways that promote growth (выражать и регулировать свои эмоции так, чтобы способствовать развитию).

Исследователи Йельского центра эмоционального интеллекта выявили, что в школах, где внедрена программа RULER, меньше случаев булінгу, дети реже страдают через тревогу и депрессию, имеют больше лидерских качеств и высшие оценки.
Сама стратегия заключается в том, что детей учат не теряться, пытаясь определить эмоцию, а сосредоточиться на ее основной теме. Когда вас захватывает эмоция, объясняет Штерн, понимание ее тематических контуров может помочь «называть ее, чтобы укротить». Ведь, несмотря на то, что гнев разных людей отличается, тема, лежащая в основе этой эмоции, одинакова. Это несправедливость или нечестность. Тема, лежащая в основе разочарования, — неоправданное ожидание. Тема, которая лежит в основе фрустрации, — столкновения с препятствиями на пути к цели.

Уроки RULER вплетены в программы различных предметов во всех классах. Так, к примеру, если обсуждаемым словом эмоционального словаря является понятие «возвышенность», на уроке американской истории учитель попросит связать его с Экспедицией Льюиса и Кларка. Программа выходит и за пределы школы — детям предлагают поговорить со своими родителями или опекунами о том, когда они в последнее время чувствовали себя возвышенно. Исследователи Йельского центра эмоционального интеллекта выявили, что в школах, где внедрена программа RULER, меньше случаев булінгу, дети реже страдают через тревогу и депрессию, имеют больше лидерских качеств и высшие оценки. Так почему же эмоциональная образование пока не норма, а исключение?

Странный факт, однако, хоть ученые и педагоги пришли к согласию в том, что существует необходимость изучать эмоции, они никак не соглашаются относительно того, сколько их существует и какие они. Учебный план RULER состоит из сотен «чувствительных слов», в частности любопытство, безумие, безнадежность, разочарованность, ревность, облегчение и смущение. Списки эмоций других исследователей содержат от двух до одиннадцати позиций. Шефф предлагает начинать обучение с шести: горе, страх, гнев, гордость, стыд и чрезмерная усталость.

Мы знаем, что у нас есть эмоции в течение всего дня, независимо от того, знаем мы о них или нет.
Хотя психология стала наукой более столетия назад, она и до сих пор нацелена преимущественно на выявление и лечение расстройств. Томас Шефф, что потратил годы на изучение одной табуированной эмоции — стыда — и на ее разрушительное воздействие на поведение человека, признает: «Мы много чего не знаем об эмоциях, хотя и думаем, что знаем». Или, как изысканно отметила Вирджиния Вулф: «Улицы Лондона имеют свою карту, а наши страсти — нет».

Родители могут начать развивать осведомленность детей о их эмоции простыми фразами вроде «Расскажите мне о каких-то из лучших моментов» — слов, которые Шефф использовал для того, чтобы начать дискуссию со своими студентами. В любом случае, и Шефф, и Штерн соглашаются с тем, что школы не могут ждать, пока академики не разобрались с названиями и количеством эмоций. «Мы знаем, что у нас есть эмоции в течение всего дня, независимо от того, знаем мы о них или нет», — отмечает Штерн. Так давай навчімо детей ездить на волнах, время от времени качаются, вместо того, чтобы ждать, пока они перекинутся на них.

Добавить комментарий

Рейтинг@Mail.ru